e312edbd     

Кузнецов Сергей - Обучение Хаосу



Сергей Кузнецов
ОБУЧЕНИЕ ХАОСУ
Никогда прежде Адамсу не удавалось обнаружить в истории действие закона, и
по этой причине он не мог учить истории - хаосу учить нельзя.
Генри Адамс
"Энтропия", наверное, самый знаменитый рассказ Пинчона, во многом
определивший восприятие всего его творчества. Сразу после выхода в 1960 году
он привлек внимание критики к молодому писателю, был включен в сборник лучших
рассказов 1961 года и с тех пор еще не один раз входил в состав различных
антологий. Хотя "Энтропия" - не первый напечатанный рассказ Пинчона, но смело
можно сказать, что его известность началась именно с "Энтропии".
Перечитывая "Энтропию" после пинчоновских романов, можно в зачаточном виде
увидеть многие мотивы, не задерживающие внимания при первом прочтении: интерес
к теории Павлова, к бюрократическим аббревиатурам, к уподоблению человека
кукле и т.д., в том числе к проблеме отношения человека и техники, важной и
для "Радуги земного притяжения" , и для эссе о луддизме (этой проблемы Пинчон
касается также и в последнем из своих опубликованных текстов - эссе "К Тебе
тянусь, о Диван мой, к Тебе..."). Некоторые герои рассказа - или по крайней
мере их тезки - появились затем и в других произведениях, в том числе и в
первом романе Пинчона "V.". Но даже взятый отдельно от всего творчества автора
рассказ впечатляет тонким переплетением мотивных линий и множественностью
возможных интерпретаций.
Согласно одной из них, "Энтропия" представляет собой краткий обзор
возможных гуманитарных приложений заглавного понятия. Этот взгляд на ранний
рассказ Пинчона возник по аналогии с его романами, которые часто
рассматриваются как своеобразные энциклопедии. Несмотря на то что этот подход
оставляет без рассмотрения многочисленные смысловые компоненты рассказа, при
анализе "Энтропии" он удобен в качестве первого шага.
Напомним, что существует несколько трактовок энтропии. Так, в рамках
теории информации она рассматривается как характеристика системы, связанная с
искажениями при передаче информации. Именно энтропия ответственна за "шум" на
линии связи. Именно "шум", искажение "сигнала" и волнует Саула. Возрастание
энтропии означает в данном случае невозможность передачи информации - шум, по
словам Саула, глушит сигнал: осмысленные слова вытесняются служебными, как в
речи Митболла, или не имеющими смысла для одного из собеседников, как это
происходит в случае Саула и Мириам.
Невозможность коммуникации становится одной из главных тем рассказа:
полиглоты в квартире Митболла говорят на множестве языков, почти не слушая
друг друга, речь Каллисто представляет собой монолог, рассказ Кринкла о Дэйве
совершенно бессмыслен и т.д. Так самые разные эпизоды рассказа демонстрируют
один и тот же принцип: шум заглушает сигнал, делая общение невозможным.
На кибернетическую трактовку человеческого поведения Пинчона, судя по
всему, натолкнул Н.Винер, с книгой которого "The Human Use of Human Beings"
("Человеческое использование человеческих существ") он был уже знаком в конце
пятидесятых. В беседе Саула с Митболлом легко увидеть отражение попыток Винера
приложить идеи теории информации к человеческому поведению.
Однако Винером далеко не ограничивается список научных источников
"Энтропии". По некоторым сведениям, во врем обучения в Корнеллском
университете Пинчон прослушал курс термодинамики, и термодинамическая
трактовка энтропии является для рассказа не менее важной, чем
коммуникационная.
Как известно, с точки зрения термодинамики эн



Назад