e312edbd     

Кузнецов Сергей - Летят Перелетные Птицы



Сергей Кузнецов
Летят перелетные птицы...
Пьеса в одном действии.
Сысерть, июнь 1997 г.
Действующие лица:
НАТАХА - женщина 38 лет
ЕГОРКА - мужчина 36 лет, ее муж
МУСЬКА - женщина 35 лет
КОПЧЕНЫЙ - мужчина 31 года
ПРОВОДНИЦА
МИЛИЦИОНЕР
Поздний летний вечер. А, может, уже и ночь. Вроде бы
сегодня, говорили, самый длинный в году день. Железнодорожный
вокзал небольшого города с нелепым названием Курья Нога. Его
серое здание тонет в сумерках. Веет прохладой. Редкие в это
время пассажиры сбиваются в кучки в ожидании поезда и
застывают, словно экспонаты музея мадам Тюссо. Голос диспетчера
гулом разносится по окрестностям: "На третьем пути сцепка!
Внимание! Сцепка на третьем пути! Вы что там, уснули?" "Уснули,
уснули",- вторит ему эхо...
И на самом деле, все уже спит, и провинциальный городок, и
люди, его населяющие. Кажется, утром они проснутся, но не
совсем, а лишь наполовину, и, сонные, будут вполсилы делать
какие-то свои нелепые делишки: сидеть с удочками на берегу
реки, высаживать в теплицах помидоры, окучивать на огородах
картошку. И жизнь будет как будто бы идти, а на самом деле -
стоять...
Так же будут рождаться дети, взрослеть и обзаводиться уже
своими семьями, рожать своих собственных детей, растить их,
незаметно стареть и умирать... Нехитрый уклад их жизни будет
точно таким же и через десять лет, и через двадцать, и через
сто... Так же будут ходить они по грязным дорогам и проклинать
правителей. Так же будут от скуки пить водку и ругать свою
беспросветную жизнь. Самой нужной книгой у них по-прежнему
будут "Советы садоводу и огороднику", а самой актуальной
телепередачей - "Сельский час". Конечно, дети в этом городке не
будут махать руками при виде проходящего поезда, нет, они будут
лишь иногда с затаенной тоской смотреть ему вслед... Да и то,
крайне редко, потому что детство здесь коротко, а иллюзии
мимолетны...
Да и не город это вовсе, чего это я... Так его назвали
только составители географических карт, положившись на данные
переписи населения. А на самом деле, это так, железнодорожный
узел, пересечение двух дорог, одна из которых ведет в Москву, а
другая - в Петербург. И этим самым узлом железных дорог
намертво скручены судьбы этих простых людей, жизнь которых
заключается в противостоянии ее трудностям. И этот культ
железки, царящий в этом местечке, вполне объясним: работа здесь
есть только для тех, кому повезло устроиться на станцию.
Ну а сейчас городок спит. Лишь бабы в оранжевых куртках в
полумраке послушно идут на третий путь сцеплять вагоны... Они
кротки и покорны, как агнцы, принесенные в жертву суровому
богу. Их пропитые и прокуренные мужья уже давно обглоданы
червями, и они-то, как никто другой, знают, что очередь теперь
за ними...
"На первый путь прибывает поезд номер четыреста тридцать
один..." "Один-один",- разносит эхо зычный голос неугомонного
диспетчера. "...Следующий по маршруту Староухватинск -
Москва..." "Москва! Москва!"- победно подхватывает эхо. "Номера
вагонов по ходу движения поезда",- не унимается голос.
"Поезда... Поезда..." - вторит эхо. Но голос закатывается
снова, еще громче прежнего: "Внимание! Повторяю!.."
Кажется, он должен разбудить даже мертвого, но город спит.
Голосом Фроськи Ферапонтовой, семнадцатый год работающей на
станции, здесь убаюкивают младенцев, с самого детства приучая
их к гордости за принадлежность к технократической цивилизации
и заранее готовя к работе на железной дороге. Этот сейчас
единственно живой голос - такая же



Назад