e312edbd     

Кузьменко Павел - Хромая Судьба Человека



Павел КУЗЬМЕНКО
Хромая судьба человека
Был Витя Цубербиллер...
И сразу сознаюсь, что все друзья, знакомые, литературные консультанты,
да и чуть ли не сам Витя Цубербиллер уговаривали меня начать в
традиционной форме русского сказочного вступления, а именно "жил-был".
Но я решительно возражаю, срывая все и всяческие покровы: разве это
жизнь?! Поэтому "был Витя". Впрочем, не исключено, что он и есть, и
пребудет во веки веков, аминь.
Здесь можно было бы и закончить, но непознанный, лучше даже
неопознанный литературный объект Витя Цубербиллер властно требует -
опознавай! Хотя Сиддхартха Гаутама, прозванный Будда, знаток химии и
жизни, учит: никто не в силах познать законы проистечения атомов одной
души в другую.
Витя Цубербиллер был обыкновенным мальчиком из хорошей семьи единой в
необыкновенной стране, которую не понять и не измерить, а потом исчез.
Но исчез не так, как вы сами привыкли исчезать, а самым изящным
способом, который я сейчас, вот только что, ей-Богу, придумал.
До того несчастного дня отличник Витя, стремясь быть достойным
гражданином своей нищей социалистической родины был обязан: учиться,
жить, работать, готовить себя, знать и уважать, быть верным,
старательно, творчески, последовательно, активно, добросовестно, но
главного-то, главного не делал - не ждал крутых ударов судьбы, как не
ждала их и его родина.
Итак, 27 апреля, в среду, в 11 часов 28 минут (проходи скорее мгновение
- ты ужасно, чтоб духу твоего здесь не было!), Витя Цубербиллер,
вопреки всем вышеперечисленным правилам, не узнал, как осуществляется
передача возбуждения от одной нервной клетки к другой (да и не пытался
узнать вовсе, что греха таить, вот вам и отличник). А строгая
учительница биологии Вероника Дударовна возьми да и спроси его: "Как
осуществляется..?" Ну, Витя замялся, потерялся, как вошь на Пляс де ля
Конкорд, прямо не знал, куда себя деть, - и вдруг видит: стоит перед
ним он сам, Витя Цубербиллер, мнется, жмется, сразу видно - урок не
выучил, и поэтому он сам себе сейчас двоечку-то и влепит с полной
педагогической оправданностью.
А где же Вероника Дударовна? - возник вопрос. И вдруг Витя понимает с
испугом, недоумением и еще с каким-то, забыл придумать с каким,
чувством, что он теперь сам весь и есть Вероника Дударовна, - вот такой
женщина с высшим образованием, пластмассовыми клипсами в ушах, в
бежевом платье, и левая грудь, о Боже, чешется.
А почему? Ну это можно и догадаться - до того очевидна причина. В нашей
стране никто не знает, в чем смысл жизни и как построить коммунизм из
подручных средств, но, благодаря всеобщему среднему образованию, у нас
любой двоечник скажет, как осуществляется передача нервного импульса от
нейрона к нейрону. Ионы натрия туда, ионы калия оттуда. Туда плюс, сюда
минус.
Ну ладно. Как только Витя почувствовал себя Вероникой, тут бы ему и
грохнуться в обморок, но пришла мысль, что фамилия Цубербиллер
напоминает, что надо сегодня же позвонить старику Миллеру (кто он
такой?), чтобы тот записал его, Витину дочку Машеньку на прием к
диатезному профессору Званскому, и, кстати, не забыть бы после школы
поискать в пустых галантереях что-нибудь мужу (его, Витиному мужу) на
день рождения. Вот о чем приходится думать пятнадцатилетнему школьнику
во время урока. Но быстро овладев собой, Витя Дударовна вздохнул и
двойку бывшему самому себе не поставила, а отпустила с миром
обездушенное тело, чтобы оно тихо растворилось в воздухе за углом. И
весь день отвечал на вопросы коллег-уч



Назад