e312edbd     

Кукаркин Евгений - Дальнобойщики



Евгений Кукаркин
Дальнобойщики
ПРОЛОГ
Шквал огня обрушился на нашу заставу. Проклятые таджики где-то достали
четыре установки "Град" и теперь вся площадка обрабатывается несколько раз
ракетами-сигарами. Мины выпущенные из всех щелей и впадин за рекой бороздят
над нашими головами небо. Мой лучший друг еще со школьной скамьи, Антошка
приполз ко мне в щель
- Лешка,- орет он,- нам хана. Вертушки нас поддержать не смогут. Погода
дрянь.
Словно в подтверждение его слов, земля заходила под нашими телами и
груды песка и камней обрушились на спины.
- Капитан убит,- не унимается в крике Антошка,- замполит тоже. Из
младших, остался один литер. Он нас зазывает к себе.
И надо же, только три дня тому назад отобрали добровольцев десантников
для усиления этой заставы на месяц. Вчера приехали, а сегодня уже мясорубка.
Я киваю головой и тут же удар камнем по каске заставляет голову уронить
в землю. В голове стоит гул. Отрываю тяжелое тело от земли.
- Пошли.
Таджики перестали кидать ракеты и мины, но новые звуки работающих
автоматов и пулеметов волной ударили по нашим позициям. Мы выглянули за
бруствер. Боже, да их наверно 2000 человек. Наши автоматы начинают строчить,
но видно как слева заставу обходят.
- Антошка, бежим.
Мы бежим за остатки казармы и натыкаемся на группу солдат во главе с
лейтенантом.
- Отходим, - отчаянно машет тот руками.- Взять только раненых, мертвых
не брать.
Мы с Антошкой бежим на левый фланг прикрыть отступающих и тут с нашей
территории по нашим спинам ударили автоматы. Меня отбросило, спас жилет, а
Антошке пуля пробила затылок.
Мы отходили километра полтора, пока не наткнулись на идущую к нам
подмогу. Из ущелья выползали БТРы и танки.
- Сволочи,- чуть не плачет лейтенант,- неужели нельзя было пораньше?
- Там, на входе в ущелье мин эти гады натыкали, да мы еще подавляли
огневые точки,- оправдывается лейтенант, ведущий разведывательный взвод.
- Смотри, нас осталось 16, половина раненых и это из 60 человек
заставы.
Разведчик виновато развел руками.
Колонна машин развернулась и ринулась в бой.
Мы вернулись, когда все кончилось. Десяток пленных таджиков сидели
неподвижно на корточках на земле. Я пошел искать Антошку. На том месте где
он был убит, лежало тело, но... без головы.
- Ну гады, берегитесь.
Я возвращаюсь к пленным и замечаю сухих троих таджиков.
- Встать!- ору я им.
- Сержант, не смей их трогать,- раздается голос охранника.
- Отвали. Встать!
Они медленно поднимаются. Один здоровый с равнодушным взглядом. Двое
щуплых в глазах у них страх.
- В чем дело, товарищ сержант,- ко мне подходит полковник.
- Эти трое стреляли в нас с тыла, товарищ полковник. Вон с той горы.
- Как ты их вычислил?
- Остальные переходили реку, все мокрые.
- Интересно. Отвечайте. Откуда вы?
Они смотрят в землю и молчат. Я двинул прикладом снизу в челюсть самому
здоровому. Он упал на спину, кровь потекла из рта. Один из стоящих, испугано
оглянулся и заговорил.
- Мы из Халиша.
- Кто послал?
Молчание.
- Моему другу отрубили голову, сейчас я вас буду резать на куски и вы,
собаки, будете орать и все мне расскажите.
- Это не мы делали... Нас послал Садык.
- Ладно, сержант. Сейчас едет машина в поселок. Возьмешь этих троих,
сдашь в спецотдел. Да не вздумай перестрелять по дороге, я сам тогда с тебя
шкуру спущу.
- Есть. А ну, собака, вставай.
Я даю пинка ногой лежащему и тот, медленно поднявшись, присоединился к
двоим.
В поселке машина встала перед воротами изолятора.
- Выходи.
Они соскочили. И



Назад